Георгиевская ленточка - КАЖДОМУ

Тема в разделе "Общество", создана пользователем КотЪ, 1 май 2007.

  1. Георгиевская ленточка - КАЖДОМУ В России началась акция "Георгиевская ленточка 2007", приуроченная к годовщине победы в Великой Отечественной войне.

    [​IMG]

    НЕ ЗАБЫВАЙТЕ.
    Присоединяйтесь.

    Акция была задумана и осуществляется РИА Новости и студенческой организацией "Студенческая община". Ее цель - вернуть и привить ценность праздника молодому поколению. Лозунги акции: "Победа деда - моя Победа!", "Я помню! Я горжусь!". Впервые "Георгиевская ленточка" на улицах российских городов появилась в канун 60-летия Победы, весной 2005 года. Акция продлится до 12 мая.

    Акция "Георгиевская ленточка 2007" проводится при поддержке Комитета общественных связей и Департамента семейной и молодежной политики города Москвы.

    Жители столицы смогут получить ленточки по следующим адресам: метро "Бауманская", Госпитальный переулок, д.4/6 - палатка у "Студенческой общины" (с 9.00 до 21.00 в будние дни и с 12.00 до 21.00 в выходные); метро "Парк Культуры" Зубовский бульвар, д. 4 - палатка у РИА Новости (с 9.00 до 21.00 в будние дни, с 12.00 до 21.00 - в выходные); пересечение улицы Земляной вал и Площади Курского вокзала (с 13.00 до 21.00 только по будням); выезд на Таганскую площадь с улицы Марксистской по четной стороне (с 13.00 до 21.00 только по будням); выезд с Пушкинской площади на улицу Тверская со стороны д. 18 (с 9.00 до 21.00 в будние дни и с 12.00 до 21.00 в выходные); улица Моховая около ВЦ "Манеж" (с 9.00 до 21.00 в будние дни и с 12.00 до 21.00 в выходные); выезд с проспекта Мира на улицу Садовая-Сухаревская, нечетная сторона (с 13.00 до 21.00 только в будние дни); поворот с ул. Конюшковская на ул. Баррикадная (с 13.00 до 21.00 только в будние дни), пересечение пр-та Вернадского и Ломоносовского пр-та, напротив Вернадского, д.6 (с 9.00 до 12.00 и с 17.00 и до 21.00 только по будням); улица Люсиновская, д.2 (с 13.00 до 21.00 только по будням). Другие адреса, по которым можно получить ленточки, указаны в рубрике Где получить ленточку
     
  2. Вопиюще!!!:wallbash: Если вы не в курсе, то напоминаю, что подобную ленточку чтобы заслужить, люди неимоверные подвиги совершали, через нечеловеческие испытания проходили. Совесть ваша и память где? Давай я в знак памяти одену все ордена и медали своего деда. Что вы мне на это скажете?
     
  3. Меня тоже от этих ленточек воротило.Цирк или трагифарс там,я не знаю.
     
  4. СОВСЕМ РАМСЫ ПОПУТАНЫ В НАШЕЙ ОТЧИЗНЕ !
    Устроители этой акции,интересно,историю в школе хотя бы перелистывали?
     
  5. Читали они,читали-да вот не из этой они страны.И цели у них соответствено вполне определенные.
     
  6. Если ты можешь предложить альтернативу - предложи, пожалуйста.
    Скажу - сними. Это не твои награды. Ленточка - не медаль и не орден. Это просто символ, и символ узнаваемый.
    Другой вопрос, что обращаются с ними по разному. Видя их в виде грязных тряпочек на машинах, действительно, приятных эмоций не испытываешь ...
    У меня она вместе с медалями деда лежит. Не надевал и надевать не буду. В нашей семье Георгиевских кавалеров не было.
     
  7. #7 Ёжик, 28 май 2007
    Последнее редактирование модератором: 28 май 2007
    какие?

    против акции "георгиевская ленточка" ничего против не имею, согласна с Спокойным, это символ и символ узнаваемый.
     
    1 человеку нравится это.
  8. Символ чего?
    "Я горжусь?Я помню?""Победа деда-моя победа?" Как-то про символизм надо больше почитать...
    У меня ровно ноль таких ассоциаций заявленых словосочетаний с этим символом.Особенно привязаным на дамскую сумку(обычно сумку типа торба,а не сумочку) или немецкое авто...Я помню,я горжусь,что на этом заводе делали танки и самолеты,уничтожавшие советские войска.Я горд...
     
  9. Не, Рапт... Тут много зависит от того, с какой целью это делается и кто для чего цепляет ленточку.
    Делается явно для пиара. Бог им судья...
    А вот цепляющие ленточку... Один нацепит для хвастовства (чужими подвигами...) - это бред и грех.
    А другой - тот слушал рассказы деда, сопереживал и одел сию штуку не "для похвастаццо", а действительно для него "победа деда - его победа". Победа жизни над смертью. Он одел её в память. Дед уже в могиле, а память, пусть в виде ленточки на груди внука, жива.
    А вот это и вправду неправильно. Чужие и незаслуженные собой регалии носить - нехорошо.

    Пээс. Я сам ленточку не одел бы. Не знаю почему. Но в карман нагрудный положил бы.
     
  10. это поддержка и сопереживание, так сказать :smile:
    на НГ мандарины едят, ьтак почему бы ленточки на 9 мая не навешать?
    но посаран, как грится ---- помним и чтим.. (за правильность написания слова не отвечаю))))
     
  11. Я так хотел эту ленточку надыбать где-нито,даже с машины украсть хотел,но почему-то не смог,совесть заела наверно...
    Оранжевый цвет значит огонь,а чёрный дым ? я правильно понял ?
     
  12. Выдержка:
    Георгиевская ленточка — двухцветная лента — реплика знаменитого биколора, ленты к ордену Святого Георгия, которая с незначительными изменениями вошла в советскую наградную систему под названием «Гвардейской ленты» как особого знака отличия.

    Цвета ленты — чёрный и оранжевый — означают «дым и пламень» и являются знаком личной доблести солдата на поле боя.

    Колодка одного из самых уважаемых орденов Великой Отечественной — «солдатского» ордена Славы — обтянута «Гвардейской лентой».

    Выдержка:
    "Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны, не дают право быть пожалованным сим орденом: но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы... Сей орден никогда не снимать: ибо заслугами оный приобретается." Из указа Екатерины II от 1769 года.
     
    1 человеку нравится это.
  13. Я ЗА эту акцию. Это дает ощущение единения.
    уже практически не осталась в живых тех кто может одеть медали и ордена полученные в годы войны
    9 мая не должно превратиться в очередной майский праздник для копания в грядках и жаренья шашлыков
    и то что молодое поколение таким образом привлекают к тому...что нужно хоть задуматься...что это за праздник и чего он стоил
    а то чтоты не один такой...то что ты часть огромной страны .....страны которая победила....это правильно
     
  14. В то же время о войне с Наполеоном уже вспоминают только в учебниках. И не празднуют ту победу. И ВОВ забудется лет через ... и станет лишь историей. 1-ю мировую сильно отмечают? Нет. Гражданскую тоже подзабыли что пра-пра ...внуки "белых", что "красных"... Всё потихонечку уйдёт в небытие и вспоминаться будет лишь по книжкам. А книжки... как автор напишет, так и будет восприниматься.

    Пока память жива - помните. Я постараюсь и своим потомкам рассказать о дедушке и бабушке. Но... вернёмся к Наполеону - рассказы очевидцев мало до кого дошли, мало кто их помнит... За ненадобностью...
     
  15. Был в Бородино пару лет назад в годовщину Бородинского сражения. Выражение "людское море" именно про такие случаи. Особенно красиво смотрелась вереница людей, идущих через поле колонной по шесть. Ни начала, ни конца колонны видно не было.
    Вот с этим не поспоришь. Но пока не забыли )))
    Может не в ненадобности дело ? Просто более масштабные события заслонили прошедшее ...
     
  16. " Вставай Страна огромная" - мощь,сила,призыв неимоверной искренности,ощущаются на подкорковом уровне(сейчас пишу,а по спине аж мурашки - только песню вспомнил) и,каждый,для себя может её напеть,погрустить...но ни одному диджею,даж самому отмороженному,не придёт из ЭТОЙ песни делать танцевальный хит.А с ленточкой Георгиевской что учудили - в модный атрибут,понтовую приколюху к гардеробу...на х..й ещё только не наматывают,а отношение к себе,по крайней мере у меня,вызывает столь же трепетное,как и"Вставай Страна огромная".
    Тошнит меня уже от уродов...и имя им - легион:wallbash:
     
  17. может в 2011 году поговорим на эту тему :smile:

    какое у вас отношение к акции "георгиевская ленточка"?
     
  18. Хорошее.
    Только вот у сына в школе (пару лет назад) выдавали детям, а потом, после праздника позабирали назад )
     
  19. у меня тоже хорошее, но чет подбешивают ленточки вместо шнурков, ремня...
     
  20. Не нравиться фетиш?)
    По поводу героизма и символов.
    Это совсем разные и несопоставимые вещи, так как символ ни в малейшей степени не может быть адекватным героизму, тем более его эквивалентом. Потому что героизм показывали одни, а расплачивались за него символами другие....., а вот теперь - когда символ в массы, то даже любой мясник или парикмахер чувствует себя героем :kruto:
     
    2 пользователям это понравилось.
  21. Как победа в войне изменила наше сознание


    Из фильмов, книг, пропаганды, школьных уроков и семейных историй складывается образ Великой Отечественной. Что значит для нас эта война спустя 70 лет после ее начала?

    НАШИ СОБЕСЕДНИКИ:
    Лев Гудков - социолог, руководитель Левада-Центра?
    Мария Тимофеева - психоаналитик, член Международной психоаналитической ассоциации.
    Михаил Калужский - журналист, автор документального спектакля «Груз молчания» по книге бесед израильского психолога Дана Бар-Она с детьми нацистских преступников.

    Psychologies: О чем мы на самом деле говорим, когда вспоминаем войну?

    Лев Гудков: Мы говорим не о самой войне, а о победе. Абcолютное большинство россиян считают победу в войне главным событием нашей истории. Сегодня мы имеем дело не с живой памятью – свидетелей почти не осталось, – а с мифом, идеологической конструкцией: триумф в войне подается как триумф советского режима, и он оправдывает репрессии, голод, коллективизацию. Такой взгляд воспроизводится всеми государственными институтами: пропагандой, ритуалами, школой, искусством.

    В результате пропаганды Великая Отечественная война в сознании россиян полностью заслонила мировую. Две трети тех, кого мы опрашиваем, говорят, что мы победили бы и без помощи союзников: мы ни с кем делиться триумфом не хотим. Но есть и другая, темная, повседневная сторона существования на войне – это опыт солдата, опыт существования в экстремальных условиях страха, грязи, боли, тяжелейшего труда, бесчеловечных отношений. Она вытесняется в коллективное бессознательное.

    Мария Тимофеева: При Сталине о войне старались забыть, вообще вычеркнуть ее. Фронтовики молчали: боялись, не хотели вспоминать... Когда же спустя 20–30 лет они начали говорить, то уже в рамках мифа, а не личного опыта.

    Лев Гудков: Государственный культ победы и, соответственно, миф о войне возникли только в 1965 году, когда после прихода к власти Брежнев сделал День Победы праздничным днем. Параллельно стал складываться язык частного существования, на котором можно было рассказать об экзистенциальном опыте, о страхе перед смертью. Очень большую роль в возникновении этого языка, сыграли кино и литература – Григорий Бакланов, Константин Воробьев, ранний Юрий Бондарев, Василь Быков… Тогда начал находить выражение индивидуальный опыт со всеми страстями, комплексами, с невыразимыми чувствами и этическими коллизиями. Но в государственный военный канон эта часть опыта никогда не входила.

    Psychologies: Почему именно та победа и в последние десятилетия стала стержнем национального самосознания?

    Лев Гудков: Чем сильнее мы ощущаем свою неполноценность, тем острее чувствуем гордость за победу – а сегодня никаких особенных достижений нет, гордиться нам нечем. На этом фоне победа – главный символ-опора для страны. Она блокирует осознание и исторического опыта, и морального опыта людей на войне. Это средство переосмыслить цену войны, цену победы и, конечно, ответственность руководителей государства за развязывание войны. Почему мы не в состоянии поверить в то, что могли победить меньшей кровью? Потому что число погибших является одним из компонентов сакрализации победы. И когда выясняется, что у немцев в четыре раза меньше человеческих потерь, возникает реакция вытеснения. Тот факт, что СССР и гитлеровская Германия были союзниками и начали эту войну вместе, вытеснен полностью из сознания россиян. Но понимание, что на нас напали, миф, что мы жертва, оправдывает нас как народ, а победа возвышает нас в собственных глазах, придает нам значимость и ценность.

    Psychologies: Михаил, судя по вашему спектаклю «Груз молчания», сегодня в обществе есть огромный интерес к частному опыту переживания войны...

    Михаил Калужский: Это так. Мы видим гигантский разрыв между массовым идеологизированным восприятием истории и острым частным интересом к индивидуальному опыту той войны. Мы живем в ситуации тотальной нехватки информации о том, что же, собственно, происходило в 1941–1945 годах. Архивы не раскрыты, мы не знаем точное число воевавших и погибших.

    Частный человек, переживая свою семейную историю как историю драмы, трагедии, расставаний, очень хочет рассказать об этом. На обсуждениях, которые проходят после каждого спектакля, зрители с ходу начинают рассказывать личные истории. Потому что, в общем-то, такого места, где можно рассказать о судьбе своей семьи или обсудить и осмыслить прошлое, не существует. Попыток сделать самого себя субъектом исторического повествования почти нет. А потребность в этом огромная. У каждого из нас есть своя история о войне, об эвакуации, о немецких и наших лагерях, о заградотрядах, о том, как это было на самом деле и о чем не пишут в учебниках истории.

    Psychologies: Почему так важно говорить об этом?

    Мария Тимофеева: У меня был пациент, фронтовик. Мы с ним сделали в разговоре очень много кругов, прежде чем он наконец рассказал свою историю. В начале войны он попал ногой в гусеницу своего танка, оказался в госпитале и все – больше он не воевал. И он всю жизнь сомневался – специально он это сделал или ранение было случайным? Он был рад, что остался жив, и почти пятьдесят лет жил с разрушающим его чувством вины за эту радость. До встречи со мной он никогда не говорил об этом.

    Для психоаналитика прошлое почти полностью определяет психический склад человека: чтобы начать жить полной жизнью, нужно проговорить, проанализировать собственное прошлое. Человек, переживший травму, чувствует зыбкость бытия, живет с ощущением, что нет ничего надежного, ничего устоявшегося, ни в чем нельзя быть уверенным. Проходит время, и в его жизни вдруг происходит что-то, чему он не находит объяснения. У него могут возникать болезненные симптомы, состояния, и он не понимает, откуда они. Это касается не только тех, кто пережил войну, но и их потомков – происходит трансгенерационная передача травмы.

    Лев Гудков: Последствия военного опыта, если он не был проработан и осмыслен, проявляются, например, в огрублении, неспособности к сложным формам взаимодействия с другими людьми, в вытеснении любых сложных представлений. Нормой становится очень примитивное разделение на своих и чужих, почти племенное сознание: свои всегда правы, чужие всегда враги. Вот эта неспособность к пониманию или даже к учету точки зрения другого – крайне важное последствие канонизации языка войны, языка насилия.

    Psychologies: Почему в 80–90-е годы, когда были еще живы многие свидетели, когда открывались архивы, правда человека на войне не стала частью общественных представлений?

    Лев Гудков: Чтобы это произошло, нужны личности, обладающие авторитетом, к которым бы прислушивались; нужны средства анализа прошлого, общественные институты, которые бы санкционировали анализ, задавали его рамки – вот это травма, это преступление, это ошибка. Но в нашем обществе этого не было и нет.

    Михаил Калужский: У нас суженное, иррациональное восприятие истории… В государстве действует такая извращенная логика, по которой если развенчать мифы или признать сталинские преступления, то мы сегодняшние почувствуем свою ущемленность, ущербность.

    Лев Гудков: Коллективная реакция на историю войны – «мы очень мало знаем об этом, и надо забыть об этом, потому что нельзя разобраться, кто прав, кто виноват…» Для массового сознания сегодня характерно отсутствие механизмов, которые могли бы фиксировать прошлое: не мифическое, а реальное. В результате у большинства наших сограждан очень короткий временной горизонт: многие не помнят, что было пять лет назад, и не планируют свою жизнь больше чем на полгода вперед.

    Psychologies: Но, согласитесь, когда пишут «Спасибо деду за победу!» и привязывают к машинам георгиевские ленточки, в этом есть что-то позитивное. В чем на самом деле нуждаются те, кто так поступает?

    Мария Тимофеева: У всех нас есть потребность в хорошей идентификации, в принадлежности к чему-то, чем можно гордиться. Но в нашей стране идентификация невозможна, потому что в роли «хорошего объекта» оказывается ложная, неприемлемая конструкция. Ведь и этнос, и государство бессознательно воспринимаются нами как род и семья. И что же это за семья? Это такая семья, которая пожирает своих детей, это такая мать, которая отправляет своих детей на смерть? Или это прекрасные родители: сильные, замечательные, победившие в самой страшной войне? Есть такой образ этноса как шатра с шестом посередине, на котором все держится: это может быть вера, вождь, идея. А у нас этого шеста нет. За что мы можем, собственно говоря, ухватиться? Только за Гагарина и за Отечественную войну.

    Михаил Калужский: Повязать георгиевские ленточки – это ритуал, вроде как болеть за национальную сборную по футболу. Но наряду с этой страстью к внешним атрибутам национального единства в последние годы отчетливо видна мода на все документальное. Один из главных хитов минувшей зимы – впервые опубликованные блокадные заметки Лидии Гинзбург. Это показывает огромную потребность в свидетельствах, в личной истории .

    Лев Гудков: Патриотические чувства совершенно естественны. Плохо, что вокруг войны не возникает других символов, кроме как торжества над Германией и вообще над Западом.

    Psychologies: Возможно, Германии было проще: она была носителем зла, ей было за что каяться. А как быть нам, которые были и агрессорами, и жертвами в этой войне, и победителями, которые живут хуже побежденных?

    Мария Тимофеева: Поколение участников событий не способно работать с травмой. Их дети (второе поколение) ощущают травму через родителей, и для них обычные человеческие блага становятся гораздо более ценными, чем могли бы быть. То есть просто выжить, просто жить нормальной жизнью. Третье поколение уже отстоит от травмирующих событий на больший промежуток времени – у него может хватить психических сил для того, чтобы иметь дело с тем страшным опытом, о котором второе поколение хотело забыть. И вот «внуки» войны спрашивают «детей»: «Как вы жили? Где вы были в эвакуации? А была ли у вас еда? А что там было?» И в ответ слышат: «Зачем тебе это надо? Мы про это забыли, мы этого не помним».

    Лев Гудков: У нас есть только один путь – говорить о прошлом. Признать, что преступление других не является оправданием для нашего народа. Рационализация победы, основанная на неправде, приводит к тому, что мы начинаем видеть мир черно-белым и не способны учитывать опыт других, непохожих на нас людей. Надо стараться понимать другого, принимать его точку зрения. Но для этого должен быть все-таки интерес к другому, а не восприятие его как чужого и враждебного.

    Psychologies: Но слово «преступление» с Великой Отечественной войной не связывают вообще...

    Лев Гудков: Потому что мы имеем дело с культом победы. Чем выше ранг этого символа и торжества, тем сильнее вытесняются все травматические последствия и тем выше агрессивность в обществе. У нас уровень агрессивности в отношениях очень высок. И это прямое следствие непроработанности тяжелого опыта.

    Psychologies: Что можно сказать человеку, которого это беспокоит, кто про это думает, кто хочет выяснить каким-то образом свои отношения с прошлым?

    Мария Тимофеева: С точки зрения психолога, отказ от части собственной души никогда даром не проходит. Мы всегда чем-то за это платим. Например, недостаточной самореализацией или «уплощением» своего существования. В любом случае жизнь будет менее полной, менее настоящей, будет происходить на другом уровне функционирования. Хотя кому-то жить в неведении спокойней, разбираться в прошлом бывает слишком больно.

    Лев Гудков: Знаете, изменения в обществе происходят тогда, когда они усваиваются женщинами, входят в женское сознание. Я говорю о ценностных изменениях, которые они передадут своим детям, о переменах в отношениях людей. Поэтому так важно, чтобы женщины это понимали: если мы не станем работать с прошлым, оно будет нас преследовать.
     
    2 пользователям это понравилось.
  22. Неожиданная для меня мысль, натолкнувшая в свою очередь на другую : не ближе ли, не скорее ли схватывается именно женщинами суть войн и их последствий ? Жалость к страданиям любой из сторон, свойственная женщинам в большей степени, указывает на полоску света, пробивающуюся из под закрытой двери.
     
  23. Для меня эта мысль не неожиданная уже, а почти давнее убеждение, что женщины по своей роли просто обязаны уравновешивать мужчин-захватчиков.
    В принципе эта статья имеет не совсем уклон по теме, она скорее из раздела психологии, но затронутый здесь краем вопрос по теме сабжа - о ленточках - проливает немного света на отшумевшие наши дебаты.

    И уточняет то, что, возможно, мы не сумели выразить словом, оскорбив чувства многих собеседников навсегда)
     
    1 человеку нравится это.
  24. mrs.Flax,
    В общем да, только и к этому вопросу я подходила, автоматически ожидая именно от мужского ума огромных возможностей охватить, проанализировать, сделать выводы.. предотвратить.
    Да не ччерез один ум дорожка .
     
  25. Я тоже против, чтобы их раздавали, как фантики( Потом смотришь, куда их люди вешают, и понимаешь, что для многих это всего лишь очередная модная "фенечка", которую можно на руку намотать рядом с резиновым браслетиком из макдональдса.
     
  26. Пепеле Пю,
    Это неизбежно. Память людская коротка. Это нормально. Настоящее всегда ближе.
     
  27. Ну а тогда зачем их раздают? Я видела машину, где на ветровом стекле висела такая ленточка и похожая ленточка от Билайна - никакой разницы для владельца)
     
  28. Пепеле Пю,
    Пусть лучше раздают их, чем американские флажки.
     
    1 человеку нравится это.
  29. Если к американским флажкам будет такое же отношение, так не всё ли равно, что раздают?
     
  30. Пепеле Пю,
    Разница колоссальная.
     
    1 человеку нравится это.
  31. Gelsing,
    Ты не понял) Проехали
     
  32. Пепеле Пю,
    Стоять!) Замедляешь ход, включаешь заднюю передачу, возвращаешься и ...объясни мне все как надо.