Эмоции

Тема в разделе "Поэзия и проза", создана пользователем Shane, 20 июл 2006.

  1. #1 Shane, 20 июл 2006
    Последнее редактирование модератором: 1 сен 2006
    Автобиографично… В какой-то мере…

    "Горесть одиночества"

    ***
    Она лежала, раскинувшись на кровати, одеяло откинуто в сторону. Заползающий через форточку ночной московский ветер лениво играет с размётанными по подушке волосами. В руке сжат телефон…
    Не написал… Снова… Наверно, что-то случилось… Заработался… Заснул перед компьютером… Денег нет…
    Ещё один взгляд на тёмный экран мобильника.
    Да, конечно, у него просто нет денег… Наверняка на мыло письмо написал… Длинное…
    Чёрная от туши слеза скатывается по щеке и падает на подушку, оставляя за собой мокрую дорожку.
    Нет никакого письма… Встретил другую… Хочет расстаться…
    Берёт телефон. Экран зажигается, она набирает первый номер из списка исходящих.
    - «Уважаемый абонент! Средств на вашем балансе недостаточно для установления вызова. Рекомен…»
    Рука бессильно опускается на подушку. Она закрывает глаза, и ещё одна слеза беззвучно чертит дорожку на щеке…
     
  2. Re: Горесть одиночества

    Хорошо, но мало.
    И честно говоря,в первом обзаце может стоит "размётанными" на "разбросанными" заменить? Имхо так, вроде, не употребляется.
     
  3. Re: Горесть одиночества

    Неа, мне нравится словосочетание "размётанные по подушке". А что мало - так больше, по-моему, тут нечего сказать...
     
  4. Re: Горесть одиночества

    Да...дела... столько похожих ситуаций! Точное описание пяти минут жизни влюбленной девушки.
     
  5. Re: Горесть одиночества

    Больше сказать можно всегда :oldman: другой вопрос, нужно ли.
     
  6. Re: Горесть одиночества

    Тут - не нужно. А ты думаешь по-другому?
     
  7. Re: Горесть одиночества

    Да, просто я помню, как долго уходил от такого формата, может по-этому теперь и нелюблю "20 строчек об одной эмоции":rolleyes:
     
  8. Re: Горесть одиночества

    Ну, а это, понимаешь ли, и есть эмоции, упакованные в строчки... Мне так кажется..)
     
  9. Re: Горесть одиночества

    а вот мне удавалось эмоции только в несвязные фразы засунуть...зато в них получается оч много экспрессии.
    Восхищаюсь людьми, способными выразить свои чувства так, что у посторонних сжимается сердце.
     
  10. Re: Горесть одиночества

    а что, правда сжимается?)
     
  11. Re: Горесть одиночества

    да...
    только вопрос...а тебе не больно выкладывать это на всеобщее обозрение? Для меня это почти то же, что снова всё это пережить...
     
  12. Re: Горесть одиночества

    нет. Вообще-то, не сказать, чтобы я особо переживала тогда... Переживала, но не настолько страдала...
    К тому же я очень честолюбива))
     
  13. Re: Горесть одиночества

    хорошее сочетание - таллантлива и честолюбива...
    только вот как-то немножко обидно, когда прочитав такую (для меня) довольно слёзную историю, посочувствовав, получаешь в ответ
    Мерзкое ощущение...как будто отдал последний рубль нищему, а он оказался миллионером...(но тут скорее моя личная впечатлительность и доверчивость:( )
     
  14. Re: Горесть одиночества

    У меня просто есть привычка иногда описывать свои действия и поступки, глядя со сторону, а потом делать из этого тексты. Эту штуку я придумала прямо тогда, ночью... А потом записала.

    Он обошёлся со мной очень плохо. Я поняла это соовсем недавно.
    За мою, вообще-то, очень короткую жизнь меня столько раз предавали и обманывали, я так часто была несчастна, что скоро просто потеряю способность переживать...
    А пока я это ещё могу и делаю это в текстах.
     
  15. Re: Горесть одиночества

    Скорее "живость души", как писал ктот-то, кажеться из классиков..
    у любого текста 3 смысла:
    что автор хотел сказать - графомань, желание просто выплеснуть эмоции
    что автор сказал - буквально смысл текста - научная литература, если грубо судить
    и что прочитал читатель - содержание исскуства, на мой взгляд именно это искусство и немножко магия - умение задеть словом человека "за живое"..

    а писать хорошо о том, что чувствуешь сейчас хорошо - практически невозможно, результат - дневниковый сумбур. другой факт, что любые переживания оставляют след в человеке, опыт, который потом и можно выразить в тексте.
     
  16. Re: Горесть одиночества

    :kruto: Жаль что таких людей очень и очень мало,но хорошо ,что они есть!



    А я только хотел порадоваться и погрустить вместе с тобой,отрывок так был похож на настоящую любовь!Облом-Переживала, но не настолько страдала...
    К тому же я очень честолюбива))[/QUOTE]-Вот блин!-Нет слов!
     
  17. Re: Горесть одиночества

    Да ну вас... Сделали из меня какое-то бесчуственное чудовище... Да переживала я, переживала. Но это - вообще не я, а, как тысячу раз говорили на лекциях по литературе, лирический герой. Я - другое дело... Обидели...(
    ))
     
  18. Re: Горесть одиночества

    Shane, а мне понравилось... Мало, но самодостаточно
     
  19. Re: Горесть одиночества

    Спасибо, Макс... Хоть кому-то понравилось...
    ))
     
  20. Re: Горесть одиночества

    И мне все понравилось, Shane!)))
     
  21. Вот, вернулась с летнего отдыха...

    Возвращение
    Финляндия-Россия, поезд, 29-30 августа

    В Выборге начинается дождь: мелкие острые капли ударяются о стекло, собираются вместе и ручейками стекают вниз. Соседки по купе спешат закрыть окно – им холодно. Залезаю на свою верхнюю полку и достаю плеер. В наушниках – нежно любимая «Behind Blue Eyes». На голову обрушиваются воспоминания: ночь, озеро в Тампере, тёмная вода, причал, огни города на другом берегу, а в голове шумит от сигареты и от ощущения полного счастья и спокойствия. Со злостью выдергиваю наушники и кидаю плеер на полочку на стене. Слезаю и иду в туалет. В зеркале отражаются огромные тёмные глаза на бледном лице (а ведь вроде загорелая была…), а в них, как всегда говорил отец, «вековая скорбь еврейского народа». Снова к себе на койку. Забываюсь каким-то тяжёлым сном.
    Утром погода вроде становится лучше. На перроне под пристальным взглядом стервятника-носильщика, жаждущего перевезти мои вещи, собираю велосипед. Выхожу на грязную площадь трёх вокзалов. Справа надпись на палатке «Горячие беляши», слева какой-то мальчик бросает: «Да я, бля, говорил…» В голове стучит «Welcome to your Motherland… Motherland…. Mother fucker…»…
     
  22. Кто считает, что тексты мои неэмоциональны... Вот вам...

    Записки депрессивной
    *1*
    -…Поняла? – сказала она и вышла из комнаты, хлопнув дверью. Легонько так, чтоб показать, что она-то, в принципе, не сердится. Мол, сама виновата, твои проблемы, твоя жизнь. А я вообще просто сбоку постою и понаблюдаю. Посмеюсь.
    А я услышала, как разбивается моё будущее. На маленькие осколки, как зеркало. Как там? Ах да, семь лет счастья не видать… Возможно. Правда их сначала ещё прожить надо, эти семь лет… К тому же зеркал на пути явно окажется много – как бы даже не задолжать несколько семёрок тех самых мистических «лет несчастья».
    А у меня не осталось ничего. Только в кино и историях типа «знаешь, друг жены моего дяди… » Судьба даёт возможность прыгнуть выше головы. А потом – заслуженные лавры, и герой стоит и кланяется, кланяется… А ещё есть те, кто потом эту сцену убирает – как никак, гнилые лепестки роз – не самое приятное зрелище…
    Что делать, когда делать нечего? Когда ничего не осталось? Ни настоящей жизни, ни сколь-нибудь радостных перспектив? Когда за несколько секунд, за то время, которое требуется для произнесения нескольких определённых слов, мечта превращается в ничто? В пустоту, затягивающую пустоту, внутри которой уже явно нет ничего хорошего? Вернее, так: нет ничего. Хорошее, плохое – плевать. Хоть что-либо. На безрыбье, как говорится… А когда жизни дальше просто не может быть? Когда нет ну совсем никаких вариантов? Как быть? Как жить, о, нет, я уже никогда не буду произносить это слово, как существовать? Что остаётся?
    Только одно. Образно выражаясь, «с моста в реку». А что делать, если и это невозможно? Ну вот не получается. И не при чём тут трусость. Скорее какое-то странное чувство никому на фиг не нужной ответственности. За тех, кто остаётся. Необъяснимо. И тоже отбрасывается…
    Что я буду делать, когда слёз уже не останется? Когда уже начнёт тошнить от постоянного сигаретного дыма?
    Поживём – увидим?
    Издеваетесь?!

    Написано в конце весны, когда всё у меня было хреново...
     
  23. Уже хорошо?
     
  24. По крайней мере, получше.))
     
  25. Shane, когда все хреново - это тоже нормально. И мое мнение таково, что депрессивные тексты ничуть не хуже радостных. Наоборот, на мой взгляд, гармония - это и есть плохое и хорошее вместе...
    Мне нравится твой стиль письма и я читаю тебя с удовольствием!))
     
  26. Спасибо!)
    А у меня почти все тексты если и не депрессивные, то пессимистические уж точно, если кто не заметил... Вот так у меня получается...
     
  27. Из старого.

    Ненавижу

    Я ненавижу несправедливость, грубость, разврат, однообразие, суету. Я ненавижу Москву – город, в котором присутствует всё вышеперечисленное. Возможно, другие крупные города не сильно отличаются от российской столицы, но я была там только на отдыхе, а на отдыхе, как известно, на глаза попадается только хорошее и красивое.
    Я ненавижу, когда люди грубостью пытаются доказать свою правоту. Не люблю, когда надо куда-то бежать. Не выношу однообразную работу. Не терплю пьяных людей.
    Не люблю, когда люди не соглашаются со мной, потому что, как человек довольно самоуверенный, считаю, что в большинстве случаев я права.
    Ненавижу, когда мной помыкают, велят что-то сделать, а отказать – невозможно. Такое в жизни, к сожалению, случается довольно часто, например, когда велит что-то учитель или какой-нибудь "большой начальник". Они считают, что имеют на это право, но, в моём понимании, это не так.
    В мире есть прекрасное, его много, но всё вышеописанное убивает гармонию и красоту. Что мы можем сделать? Попытаться прекратить… или смириться.
     
    1 человеку нравится это.
  28. В общем, я немного увлеклась. Села перепечатывать рукопись, но подняла глаза – и увидела, что за окном снова пошёл снег. И меня потянуло. На эмоции… Первоначально же планировалось, что это будет текст, только текст, а не эмоции, перевязанные ленточкой букв…


    Зима
    (ответ GreenBean'у)
    «Правильно, зимой чувства должны замерзать»
    друг​

    Зима… Безумная сестра Смерти, старуха или прекрасная Ледяная дева – не всё ли равно?, костлявой лапой в гневе срывает листву с деревьев, убивает всё своим холодным дыханием.
    Проснуться как-то ночью, разглядеть на фоне малиновой темноты маленькие кружочки снега - это приговор. На всякий случай не верить этому, выйти на балкон и по-детски выставить вперёд ладонь. И всё-таки поймать снежинку и до боли сжать руку, так, чтобы ногти впились в кожу, так, чтобы не дать себе разрыдаться. На утро доставать шубы, пальто, сапоги и перчатки. Отказываться лишний раз выйти из дома: в магазин ли, или встретиться с друзьями. О гулянии не может быть и речи: ничего хуже и придумать нельзя.
    Колючие маленькие снежинки солью ложатся на ещё не зарубцевавшиеся раны. Подожди, Зима, разве ты не видишь, мне больно! Подожди хотя бы недельку, верни зелень листьям, пусти Солнце, дай мне пережить это, иначе я просто не доживу до следующего лета! Дай мне смириться с тем, что случилось в моей жизни, с тем, что пошёл снег, что лето закончилось, закончилось навсегда, и больше его не будет! Но разве имеют для Зимы хоть какое-то значение мои слова? Только снег… Снег прикрывает трупы листвы, создаёт иллюзию красоты. Игрушечное, ненастоящее солнце на пару часов и – тьма, тьма. Самая настоящая тьма, без жизни и движения. Потому что Зима убила всё, что жило ночью: животных, деревья, души людей. Да, она прокрадывается в наши души и высасывает из них способность чувствовать, любить, радоваться – жить ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
    Натянутые улыбки, искусственные шутки, «горький вкус серебра» на губах и бесконечно глубокая печаль в ещё живом, не ледяном сердце.
    И крылья, те самые крылья, которые росли всё лето и уже почти выросли, осталось совсем чуть-чуть… Мороз обжигает их, превращая в лохмотья, а равнодушие окружающих этому только способствует. И не добраться уже до неба, не отодвинуть снежные тучи руками.
    И остаётся только пытаться выжить. Вырвать остатки крыльев, завернуться в пальто и захлопнуть душу, спрятав ключ куда-нибудь на антресоли. С детской наивностью ждать праздника от Нового года и Дня рождения. Искренне не понимать, какого чёрта все радуются, - видеть в ночи с 31 на 1-ое просто смену одного дня на другой. С явным удовольствием дарить и получать подарки, но в Новогоднюю ночь убраться в деревню, отключить телефон и пойти гулять в мёртвый лес, вспомнив о курантах через неделю, после весёлого вопроса друзей «Ну и как встретила Новый год?»
    Чувствовать себя маленьким Троллем в зимнем царстве, всего лишь маленьким Троллем, проклиная и обожая Туве Янсон за невероятно точные и жуткие рассказы.
    Даже возможность уехать в какой-нибудь Египет не спасает – ведь пока ты там, здесь всё равно будет зима. Да и желания такого нет. А вот поездка в Стокгольм, в любимый Стокгольм, самый лучший город на свете, вполне-таки возможна. Затеряться среди этой пёстрой суеты, чувствовать себя своей, заводить короткие весёлые романы, погрузиться с головой в эту взбалмошную европейскую жизнь… Но хочешь ли ты увидеть этот город зимой? Хочешь ли ты увидеть озеро, на берегу которого так любила сидеть ночью, застывшим, мёртвым? Заменят ли тебе временные поклонники шелест листвы и зелень травы в городском парке, плеск фонтана на главной улице, стук каблуков по мостовой Старого города, любимую гладь озера Меларен, бескрайние просторы беспокойного серого моря? Переживешь ли ты, увидев всё это под покровом снега, этого вечного спутника Зимы? И плечи опускаются. Лучше уж существовать здесь, только бы не видеть всего этого. Поиграть в свою любимую игру: раз-я-не вижу-значит-этого-нет. И в конце концов почти увериться, что в таком прекрасном месте зимы просто не бывает. Ведь все мы немного сумасшедшие, кто-то больше, кто-то меньше…
    Ночью всё-таки выйти на улицу и поднять голову, вглядываясь в эту тёмно-малиновую пустоту, густое московское небо, может, оно знает ответ – как жить дальше?
    Колючие маленькие снежинки падают на лицо, плавятся и стекают по щекам солёными ручейками. Или это слёзы?
     
    2 пользователям это понравилось.
  29. Shane, уфф...
    Ну, наверняка, все не так плохо, как кажется...
    У меня пока собираются в голове мысли...
    Бедная Зима! Сделали из нее снежную деву мы с тобой - как добрую, так и злую.
    В общем - написано классно!
    Бедная Зима!)
     
  30. #30 Shane, 6 ноя 2006
    Последнее редактирование: 6 ноя 2006
    Спасибо, Грин.)
    Не бедная она. Сама виновата, нечего быть такой жестокой и заставлять людей страдать.)

    MakSS, и тебе большое спасибо.)
     
  31. Думаю, что ему очень приятно, это обращение... и сам факт трогает...
    хороший рассказ...правдивый...
     
  32. Падение вверх.

    Когда умирает душа,
    Хочется падать вверх,
    Оставив крылья на полке.

    И, вверх летя, напевать
    Ту глупую песню про жизнь,
    Которой уже не будет.

    Когда же поймёт душа,
    Что умирать уже поздно –
    Она вдруг вернётся обратно,
    Зачем – и сама не знает.

    Быть может, за зажигалкой?
    Оставила там же, где крылья
    На полке неделю валялись.

    Сверкнув огоньком сигареты,
    Наденет на спину крылья,
    И вдруг полетит вдогонку
    За телом, что вверх упало…

    А телу уже неважно,
    Оно может жить бездушным,
    Безумным и бессердечным.

    Ему лишь бы падать вверх…
     
  33. Shane, белые стихи!
     
  34. все что ты писала..мне ОЧЕНЬ понравилось!! Ты маладец!!
     
  35. Возможно...
    В начале вроде на хокку похоже, а потом всё вдоуг в четверостишье переходит... Странное что-то выдала бедная моя головушка, в общем.)

    БОЛЬНАЯ_ЭМОЦИЯ, спасиб тебе.)
     
  36. Креатиф=) Почитал, интересно.
     
  37. Shane,
    за дружбу пасиба не говорят))) продолжай сочинять в том же духе! удачки!
     
  38. все время читаю твои рассказы и восхищаюсь...сопереживаю...спасибо! пиши еще и побольше..))
     
    1 человеку нравится это.
  39. Спасибо, Дамуля. За восхищение и, главное, само сопереживание. Это то, к чему каждый человек, который ПИШЕТ, должен стремиться. Значит, что-то у меня получается.
    Спасибо.)
     
  40. Снова о зиме

    Это даже не претендует называться литературным произведением. В крайнем случае, это можно считать рецензией моего рассказа про Зиму.
    После того, как я его написала, зима из Москвы ушла. Снега не осталось, даже тепло было. Сначала я думала – вот оно как, здорово. А потом начала уставать. Устала от пустоты и неестественности окружающей природы. И – подумать только! – хотела даже написать, что была не права, что снег действительно покрывает все раны, как написал Грин
    Но. Сегодня пошёл снег. За какие-то 8 часов из грязного осеннего города Москва превратилась в новогоднюю открытку. А в сердце снова та же боль. Нет, Я была права. По крайней мере, на меня снег действует именно как соль. А раны мои, видать, не затянутся никогда. Жаль, я так люблю шрамы… Я не могу обнаружить её источника – болит просто душа. И настроение ни к чёрту. А я уже не знаю, как с этим бороться. Как я писала тогда – даже любимый город не поможет мне в этом, потому что я не хочу видеть его зимой, в смерти… И слёзы, снова слёзы, что-то вроде депрессии, хотя я никогда не страдала ей раньше. Но состояние это сильно настолько, что даже окружающие замечают, что со мной что-то не так. Раньше, когда было плохо, я могла на время забыть об этом, меня могло что-то рассмешить, и этот смех мог даже вытащить меня… Но теперь так легко не получается. Я не думаю о себе и своих проблемах постоянно, я не думаю о них практически вообще, но я просто не могу веселиться. Что-то сдерживает. Музыка кажется невероятно тяжелой и лиричной, прочитанные книги – полными грустного смысла, а собственная жизнь – «игрушкой, с которой тебе дали поиграть, пока не вернётся хозяин». (с) А он…он вернётся когда-нибудь. Пожалуйста, не начинайте, я вовсе не думаю о самоубийстве, сейчас это кажется мне чем-то глупым и каким-то несвоевременным… Я просто пытаюсь найти его – смысл жизни, смысл моей жизни. Но его нет. Нет…
    Дала себе пощёчину… Больно, аж слёзы на глаза навернулись… «Сволочь ты, дура! Сессия на носу, зачёты идут, а ты о такой хрени думаешь!» - подумала про себя. Несколько в более грубой форме, правда… Но – да. Сессия, работа, семья, обязанности… А я не могу на этом сосредоточиться. Я могу только выйти вечером на улицу и полчаса стоять с задранной головой – смотреть, как снежинки пролетают сквозь луч фонарного света… Нет, это точно не смысл всей моей жизни. Хотя сегодня именно этим и занималась. И мне захотелось покрасить глаза не золотым цветом, как обычно, а серебряным, цветом инея и зимы. Пусть ветер поселится в длинных тёмных волосах и сделает их белыми. Тогда я пойду гулять и буду смотреть, как падает снег. А с очередным порывом ветра я, наконец, растворюсь в зиме. Навсегда. Там, наверно, о смысле жизни уже думать не надо будет…
    «…это больше, чем я способна стерпеть,
    Я могу кричать, я не могу петь
    Это мой шаг через про'пасть - в пропа'сть,
    Иллюзия света, коллизии тьмы,
    Момент ощущенья пронзительного счастья,
    Но мы все за дверями единой тюрьмы…
    Сделай что-нибудь.» (О.А.)
     
  41. Shane, рецензия - это ведь тоже литературное произведение по большому счету.)
    Главное, что за зимой - весна).
    А дальше - посмотрим, что будет...
     
  42. А я и её не люблю...)
     
  43. Анатомия
    Размышления под музыку

    Сегодня я имела место быть причастной к высшему таинству.
    Я поняла это.
    Я поняла всё.
    Я ухожу от сюда прочь по небу босиком...
    Ибо это будет единственным логически точным завершением.
    Вы не плачьте обо мне...
    Потому что зачем плакать о том, чего не знаешь? Всю жизнь мы охотимся за логикой, а когда она врывается, мы закрываем лица и, главное, умы. Мы прячемся, хотя пару минут назад отчаянно к ней взывали.
    Мы глупы.
    Вы глупы.
    По небу босиком...
    Можно быть глупым в нескольких смыслах. Можно не уметь решать математические уравнения. Можно писать с ошибками. Можно не уметь жарить курицу. Можно не хотеть видеть высшее и не пытаться найти скрытое.
    Я держу за ошейник время, я слежу, чтобы не было утра..
    Это и есть высшая глупость. "Если Бог хотел, чтобы мы знали это - он дал бы нам это знание," - говорят мне. "Но он дал нам возможность получить знания," - возражаю я.
    Улицы вымыты тьмою...
    Тьма - живое создание, почему никто не верит мне? О, да, знаю, это ваши людские заморочки. Вы можете старательно заколотить сознание, но при этом быть уверенными, что так было всегда.
    Я сказала себе: "Пора"..
    Вы говорите о том, что подстроенные Судьбой совпадения - случайности. Вы с высокой башни плюёте на знаки Судьбы. И что хочешь делай - но ставни вашего восприятия закрыты.
    Навсегда ли?
    До поры до времени.
    Я занесу свою руку с ножом - так нужно...
    Когда-нибудь поймет каждый. В момент ли смерти или уже через пару секунд после неё - про то мне неведомо. Но поймут все. Ведь вот он - смысл жизни, на блюдечке с голубой каёмочкой.
    Люблю...
    А пока можно трепыхаться как рыбы, выброшенные волной на берег, и сколько угодно. Всё это не имеет смысл. "А жизнь - всего лишь репетиция спектакля". Играй - не играй - не получишь за свои старания ничего.
    Когда мы будем были...
    Мир нематериален.
    Можно протянуть руку и разорвать ткань.
    Вынуть нить своей судьбы - и вся ткань разойдётся по шву.
    Навсегда.
    Пока какое-нибудь местное подобие норн не впрядёт новую - чтобы глаз радовало и не светилось непрошеной дырой.
    Поэтому самоубийц хоронят за оградой кладбища.
    Они поспорили с богами.
    Они взяли свою нить без спросу.
    Они сожгли её зажигалкой.
    О, я б хотела расти в лесу зелёной сосной, господин мой смерть...
    И не найти следов.
    Никогда.
    Навсегда.
    Папоротник даёт мёд...
    Вы ищете смысл жизни, не ища в себе. Вы бегаете с фонарём, держа его на вытянутой руке впереди себя, не догадываясь заглянуть в зеркало. Там, в чёрных зрачках вы найдёте это.
    Так будем считать, что пришел хэппи-энд, главное - точно выбрать момент...
    В определенное время, при определенном положении звёзд и правильно поставленном свете.
    Лень?
    Жди смерти. Жди того момента, когда поймешь, каким дураком ты был.
    Так всегда - если сразу - то радикально. А если мягко - то почти никогда. Или почти всегда.
    Октябрю дарю свою холодную тень...
    Чем отличается всегда от никогда?
    То-то же.
    Ночь желтых огней, я уже в ней растворилась как соль...
    Эта холодная ночь в окне...
    Кто-то падает вверх и взлетает вниз...
    Кто-то, плача, зовёт из темноты, но не меня и не ты...
    Эта холодная ночь пустоты...
    ...если не спишь - позови меня...
    ...если не поздно...


    _________________________________________________
    В тексте использованы цитаты из песен Ольги Арефьевой.
     
  44. За окном идёт дождь. Холодные острые капли ударяются о подоконник и падают вниз, дырявя грязный снег. Но нет настроения идти на улицы и пялиться на свинцово-малиновое небо. Даже просто открыть окно - и то не хочется. Ничего не хочется. И только мысли - они парят где-то около меня, иногда легко касаясь большими прозрачными стрекозьими крылышками с белыми прожилками...

    ... Я скажу родителям, что на выходные меня зовут в гости - на дачу к подруге. Почему бы, в конце концов, у подруги не быть дачи? А какой смысл ехать на один день? Вот мы и поедем на два-три...
    И я пойду на вокзал и куплю билет на поезд.
    - Вам куда? - спросит из окошка накрашенная как в театре кассирша.
    - Мне в N., пожалуйста. Плацкарт - отвечу я и протяну ей несколько раз пересчитанные деньги.
    Она окинет меня безразличным взглядом и кинет на блюдечко билет и мелочь. Я возьму его, аккуратно сложу пополам и уберу в потайной карман кошелька, а кошелёк - поглубже в сумку.
    И проводник у вагона странно посмотрит на меня, но ничего не скажет. Я найду своё место, поставлю сумку рядом - весь мой багаж - и буду смотреть в окно, на сумеречную Москву. Капельки дождя будут чертить на стекле аккуратные прямые дорожки, а потом поезд двинется - и маленькие вертикальные слёзки-озерца унесёт ветер. И я открою окно и сяду так, чтобы мокрый ветер бил мне в лицо - я буду смотреть, как с каждым железнодорожным столбом мимо идёт время. И я засну - я очень быстро засыпаю. Меня разбудит всё тот же проводник - он тронет меня за плечо и скажет "Приехали, N." И снова странно посмотрит.
    Будут ещё очень рано - автобусы не ходят, а на такси у меня нет денег - и я пойду пешком. Я буду вдыхать этот новый речной воздух, гладить листья деревьев, восхищаться каждым старым фасадом и целовать начинающееся утро.
    А потом я наконец дойду до твоего дома. Никогда не дремлющие околоподъездные бабульки что-то спросят, но я не отвечу им - я просто вежливо скажу "Здравствуйте." Пусть думают что хотят.
    На лестнице я достану зеркальце и посмотрю на себя. Убедившись, что всё ненормально, я наконец нажму на кнопку звонка.
    Ты откроешь дверь - разбуженный, растрепанный.
    - Ой. Здравствуй. - сонно удивишься ты и почешешь затылок.
    А я ничего не отвечу. Я просто поцелую тебя и, прежде чем заснуть у тебя на плече, успею подумать, что вот оно какое, оказывается, - счастье...
     
    1 человеку нравится это.
  45. ВНИМАНИЕ: не слишком этично. Т.е. слабонервным просьба воздержаться от прочтения.

    ...
    Кровь... Кровь по рукам, по запястьям, на ладонях... Лицо... Не кровь, солёная холодная вода заливает лицо... Тяжесть на груди, невозможная тяжесть...
    Рывком проснуться, ветер из раскрытого балкона носится по комнате. Сигареты, ну где же сигареты? Чертова зажигалка не искрит - пальцы онемели. Успокоиться, успокоиться. Телефон, номер..
    - ... Да-а? Это кто, чтоб вас...
    - Я.
    В искаженном телефоном голосе резко появляется тревога.
    - Снова?
    - Да. Быстрее.
    - Прямо сейчас? Через 2 часа. Метро ещё закрыто.
    - Такси.
    Молчание.
    Паника.
    - Не молчи, не молчи! Скорее, пожалуйста, мне страшно!
    - Не паникуй. Я одеваюсь. Через 20 минут. Жди. Ничего не делай сама! Поняла, не трогай ничего!
    Гудки.
    Ещё сигарета. Руки дрожат. На балкон. Нет, только не на перила, темнота слишком сильно давит, она скинет меня. Прижать руки к груди, сжать руну, поднести к губам, поцеловать: "Помоги, великий..." Небо становится ближе. "О, Элберет Гилтониэль..." - но ни одной звезды, слова тяжелыми гранитными шариками падают вниз.
    Дышать. Тяжело дышать.
    Громкий стук в дверь. Доползти... только доползти...
    - Я... Чёрт!
    Прижаться к груди, спрятаться, заслониться.
    Ноги... Ноги уже не держат...
    Чужие руки - его руки - обхватывают и не дают упасть.
    - Ну всё в порядке, маленькая, всё в порядке. Я пришел, я здесь, мы сможем...
    Волшебство во мне! Во мне, во мне и во всех нас!... Гарриет, Гарриет, все мы любим Гарриет... Главный инженер разблокировал кнопку самоподрыва ... Or to take arms against a sea of troubles... Зарылась рукой в волосах и поцеловала... бан три месяца...не трогай круги...курс валют mansikaa кровьвсюдукровьненадо... Не надо...
    Поднимает на руки и куда-то несёт. Опускает на пол, за спиной - горячая стена.
    Темнота. Вокруг темнота.
    Открыть глаза.
    Глаза уже открыты... Нет пола, нет стены. Только своё бледное почти прозрачное тело и он - испуганный.
    Стук сердца всё громче.
    Темнота всё гуще.
    В руке появляется что-то холодное. Такое притягивающе холодное....
    - Давай... Я не могу... Скорее!
    Левой руой сжать и со всей оставшейся силой ударить по венам правой.
    Кровь рекой, быстро, много, сильно, брызгает на темноту, она отшатывается, убегает, прячется.
    Появляются неясные очертания мира.
    Силы... Сил становится больше.
    Лезвие ломается.
    Встать...
    Содрать руну с груди, поднять вверх в сжатой ладони.
    Кровь холодит горящую кожу, струей стекает по руке, по сгибу локтя, по груди, большими каплями падает с сосков, ударяется о пол и растекается лужами на уже кафельном полу. Балконном полу.
    Ветер слизывает кровь с руки, с тела, с волос, с пола и кидает в остатки тьмы.
    Сил нет... Всё...
    ...
    Жгут на запястье.
    Поцелуй в лоб.
    - Всё. Всё в порядке. Я говорил. Теперь навсегда - я знаю. Теперь - да, ты ведь веришь? Ты чувствуешь?
    - Знаю...
    На теле не осталось крови. Никаких следов вокруг. Только капелька красной тягучей жидкости на руне.
    Не убирай. Капелька быстро исчезает - она уходит внутрь.
    Руна снова становится чуть теплой - как обычно.
    Начинается дождь...
    Теперь - обняться и рыдать сколько угодно..

    Хмурое раннее утро. Накрапывает дождь. Двое бледных обнявшихся людей на балконе. Тишина...
     
  46. Из-за этого текста я сменила аватар.)

    По небу.
    Я шла домой. Вдруг подняла глаза на небо.
    И также вдруг поняла, что хочу быть легкой. Что хочу парить, а не опускаться под силой тяжести. И поняла, что это более, чем в моих силах.
    Долой металлистские цепи, косухи - всё это тяжелое и тянет к земле. Конечно, на летящие платья я вряд ли перейду, но какова идея... Хотелось скинуть всё тяжелое - и материальное, и абстрактное - всё. И чем больше я думала об этом, тем больше казалось, что можно подпрыгнуть - и земли коснешься не скоро. По крайней мере, не настолько быстро, как это запланировано силой притяжения.
    Я шла и смотрела на мир теперь уже сквозь свою иллюзию полета (да здравствует Бах!). Я смотрела на крыши и думала, как фотогенично и правильно будет смотреться там, сверху, на фоне неба человек - как естественно и гармонично! И как божественно прекрасно будет, если он там, сверху, сделает шаг вперед, за пределы крыши и - нет, не упадет, а, изогнувшись ласточкой, полетит куда-то дальше, к заходящему солнцу. Я просто остановилась и смотрела на угол дома, девятиэтажки. Нет, я не искала ходы на крышу, в мыслях и не было прыгнуть, я запоминала. Картина летящей вверх с крыши девушки (почему-то мне представлялась именно девушка - женский силуэт всегда казался мне чрезвычайно гармоничным и прекрасным) так четко стояла перед глазами, что я поняла - я просто двинусь, если не нарисую это. Я запоминала свет, фактуру, стену дома, небо. Я нарисую. И волосы её будут развеваться, а взгляд - обращен к солнцу.

    Дома с отцом посмотрели один очень взрослый (=серьезный) мультик. Отец - мой человек-унисон. Мы читаем почти одни и те же книги, слушаем практически одну и ту же музыку, у нас на многое схожие взгляды. Он часто говорит то, в чём я не признаюсь себе - или признаюсь, но не произношу вслух.
    В мультфильме Судьба старательно подсовывала человеку "дверь в иные миры" (как выразился отец, а вообще это (с) ), а он объяснял все логикой и рационализмом, минуя двери.
    Позже на эту тему состоялся следующий диалог:
    - А ты бы ушел, если бы увидел дверь?
    - Мне нельзя. Я человек несвободный. А вот я бы очень удивился, если бы ты не ушла.
    - Но у меня есть вы.
    - Ты нам не должна устраивать особых проблем, но больше, в принципе, никаких обязательств не имеешь.
    "
    И перья на вдруг проросших крыльях расправились. Это - не гламурные пушистые белые ангельские крылышки. Это большие крылья с твердыми перьями - такие, чтоб не бояться дальних путешествий, ветра и непогоды.
    К ощущению легкости и побратимства с ветром добавились крылья.
    И снова во рту появился вкус жизни. Я давно заметила, жизнь у меня - верная спутница свободы. А там уж и до Судьбы недалеко...

    Где-то в глубине вспомнились "Волкодавьи" строки Семеновой:
    "Ты думал: вот-вот полечу, только крылья оперил!
    А крылья сломались - и мир не заметил потери"


    Тревога - никакой. Мне плевать на мир, ему - на меня. Всё справедливо, мы – квиты. Смерть? Да по фигу. Рано или поздно, так или иначе… Пока…ведь жить так интересно! А о крыльях... о крыльях сама позабочусь - чай, не маленькая уже.:smile:

    И вдруг поняла… «В жизни каждого бывают моменты, когда следует броситься в пропасть, чтобы понять, что всегда умел летать.». Строки из любимой книги, висевшие в дневнике перед глазами около года, сыграли свою роль.
    Я счастлива, я безумно счастлива.

    Лечу-у-у...
     
  47. Иногда мне тоже хочется скинуть всю тяжесть с себя, все проблемы и все – все, что меня беспокоит, и улететь… Улететь высоко – высоко, к солнцу. Иногда хочется иметь крылья, а временами кажется, что они у меня уже есть, просто нужно найти подходящий момент… и взлететь. Ты правду сказала: нужно оказаться в пропасти, чтобы понять, что ты умеешь летать.
    P.S. Кажется какой – то бред написала…
     
  48. Нет, вот уж это не бред - я-то понимаю.)
    Это Макс Фрай. Я бы не смогла так сказать...
    Я рада, что ты поняла, что я хотела сказать. Что я чувствовала.
     
  49. А знаешь...
    Знаешь, есть пять вещей, без которых я не могу прожить: холодная вода, карандаш для глаз, музыка, звездное небо и ты. Без всего остального я проживу. А вот без этих вещей - нет.
    Хотя, знаешь, к этому можно добавить ещё и ветер, и дождь, и ночь. Но всё это можно считать входящим в категорию "звездного неба". Правда, как туда можно внести дождь? Не знаю. А если хочешь, всё это можно считать частью тебя: и ветер, и ночь, и дождь. Как тебе больше понравится.
    А, и ещё сигареты. Знаешь, я могу и не курить. Чисто теоретически мой организм может прожить и без никотина. Но что-то в этом есть - когда дурманящий дым кружит голову, а в темноте горит красный тлеющий огонек. Да и в самом процессе есть что-то... медитативное, вечное, жизнеутверждающее. Невольно на ум приходит:
    И если есть в кармане пачка сигарет,
    Значит, все не так уж плохо на сегодняшний день...

    Может, и не совсем так. Но уж как есть...
    А теперь давай вернемся к моим пяти вещам, да?
    Смотри: холодная вода - это прохлада, это жизнь. Вода - это, кстати, и дождь. Я люблю пить холодную воду - в любое время года. Причем, знаешь, прямо из-под крана. Людей это шокирует, а мне просто не нравится вкус кипяченой воды.
    А ещё вода - это озера. Мои любимые озера, мое Иннариярви в самом сердце севера - место, где так и осталось my heart - птицей ли в ветвях, рыбой ли в темной глубине, цветком в зарослях брусники.
    Ну, карандаш для глаз - это понятно. Наверно, ты даже немного разочарован во мне - ведь я всегда отрицала всякие "женские штучки". Но хоть одну-то я могу себе оставить? Зато с помощью этого маленького кусочка дерева с непонятной черной субстанцией внутри получаюсь та я, которая так хорошо выглядит в зеркале. Если ты всё ещё разочарован, то подумай хотя бы о бедном зеркале - ведь ему наверняка приятнее отражать красивых людей.
    Музыка? Да тут и объяснять нечего, ты всё не хуже меня знаешь. К тому же я всё равно не найду слова. Ведь это - маленькое волшебство, да? А я не умею описывать волшебство...
    Про звездное небо, наверно, говорить тоже глупо. Как в том баяне: "Что тут думать, тут прыгать надо." А нам - не говорить, а действовать. Смотреть. Вообще-то, я и так почти всё время смотрю на небо. А уж ночью - сам Эру-Илуватар велел. Конечно, до эльфов нам с тобой ой как далеко, но мы можем хотя бы попробовать. А слова древней эльфийской песни я нашепчу тебе на ушко. Куда же без неё?
    Что я могу сказать про последний пункт? По-моему, все вышеперечисленные это только подтверждают.
    Правда, знаешь, я не очень люблю цифру пять. Мне гораздо больше нравится три. Звучит как-то значительнее, слушай: "есть три вещи, без которых я могу прожить."
    Но тогда получается, что нужно что-то вычеркнуть. А вдруг это будешь ты?
    Нет, давай лучше оставим пять. К тому же, их, похоже, всё-таки получается больше.
    Ну и ладно. Всё равно.
    Ведь самое главное - это холодная вода, карандаш для глаз, музыка, звездное небо и ты.
    Порядок значения не имеет.
    А остальное - по фигу.
    Разве нет?;)
     
  50. Ответ: Эмоции

    нечто личное

    ***
    А за окном ночь.
    А за окном - пустота и фонари.
    Ни движения. Ни единого шевеления. Ни единого звука.
    Огромные декорации к многомиллионному спектаклю.
    А здесь - я, тусклый экран монитора, сигарета и музыка. Музыка.
    Музыка звучит в унисон настроению. И мысли тестом заливаются в форму песни, выпекаются, подрумяниваются и выдаются в мир уже чем-то готовым.
    Что бы ни было - оно уже было. Что бы ни произошло - оно только произойдет.
    Ничего лишнего.
    Загвоздка и страх. Одиночества, глупости, неприступности.
    Желание, чувства снега.
    Сегодня N. заметила, что на улице будто весна. Я вдохнула - да, ветер пах весной.
    Какой была прошлая весна? Я не помню.
    Какой была прошлая зима? Не помню, что было. Но, к сожалению, я помню, какой была зима. Ни теплой, ни холодной, неопределенной, слякотной, некрасивой, но невообразимо прекрасной в своей тьме и своем ужасе. Она вытягивала шупальца и звала к себе. Укрывала где-то в своих глубинах и не выпускала. Пока кто-то не подаст руку. Не вытащит за волосы, не побъёт по щекам. Не окатит холодной водой, не заставит напиться.
    Хочу сидеть на перилах моста без криков "упадешь!" и "не прыгай". Я умею плавать, ясно вам? При всем желании я не утону. Хочу сидеть, смотреть на замерзшую неровность воды, слушать ветер и мелодию одиночества. Самую прекрасную из мелодий, к которой надо привыкнуть. Просто привыкнуть.
    Ах, да, Нижний... Ты же собиралась в Нижний, ты же хотела провести ночь с ним и с городом. Где он, где город? Там. Не здесь.
    Питер? Да, Питер навсегда останется любовью и несбывшейся мечтой. Горькими слезами на небе, осколками сердца во дворах, солнечными зайчиками на воде.
    N., не говори мне про любовь.
    Песни и сны.
    Ноты и струны.
    Три слова. Три мертвых слова. Местоимение, местоимение, глагол. Три мертвых слова.
    Композиция похожих слов. И все то же. Разница в точке зрения. Кровь с ресниц или алмазный блеск глаз.
    N., ты права, розы пахнут морковкой. А засохшие розы не пахнут никак. Даже пылью. Странно, да?
    Я знаю. Это так. Всё... всё там. Потом, после, не сейчас.
    Ты снова права, N., моя любимая мудрая маленькая N.